РАСПРОСТРАНЕННОСТЬ ОСТЕОПОРОЗА И ОСТЕОПЕНИИ В ПОПУЛЯЦИОННОЙ ВЫБОРКЕ ЖИТЕЛЕЙ НЕКОТОРЫХ ГОРОДОВ ВОЛГО-ВЯТСКОГО РАЙОНА ПРИВОЛЖСКОГ

УДК 616.71 - 007.234 - 036.22 (470.34)

Коллектив авторов, 2009

Поступила 02.09.2009 г.

И.Б. БАШКОВА, И.В. МАДЯНОВ,

Ю.В. КАЗАНКОВ

РАСПРОСТРАНЕННОСТЬ ОСТЕОПОРОЗА И ОСТЕОПЕНИИ

В ПОПУЛЯЦИОННОЙ ВЫБОРКЕ ЖИТЕЛЕЙ НЕКОТОРЫХ ГОРОДОВ

ВОЛГО-ВЯТСКОГО РАЙОНА ПРИВОЛЖСКОГО ФЕДЕРАЛЬНОГО ОКРУГА

(ПО РЕЗУЛЬТАТАМ ОСТЕОДЕНСИТОМЕТРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ)

Республиканская клиническая больница,

Чувашский государственный университет им. И.Н. Ульянова, Чебоксары

В статье обсуждается распространенность остеопороза (ОП) в различных половозрастных подгруппах жителей городов Волго-Вятского района. Наибольший удельный вес ОП как среди женщин, так и мужчин в возрасте старше 50 лет отмечен в популяционной выборке жителей г. Йошкар-Ола, наименьший - у жительниц г. Чебоксары. Остеопенический синдром по результатам денситометрии чаще обнаруживался у женщин 50 лет и старше, проживающих в г. Чебоксары, и мужчин - жителей г. Киров.

The following is discussed: Prevalence of osteoporosis PO in different gender and age groups of the population in the towns of Volgo-Vyatsky region. The highest PO rate is of male and female groups older than 50 years living in Yoshkar-Ola, the lowest one is in female group living in Cheboksary. Osteopathy is more frequent among females older than 50 years living in Cheboksary and males from Kirov.

Введение. Остеопороз (ОП) - это системное метаболическое заболевание, характеризующееся снижением массы кости в единице объема и нарушением микроархитектоники костной ткани, приводящее к уменьшению ее прочности и повышению вследствие этого риска переломов. Огромный интерес к проблеме ОП связан, прежде всего, с высокой распространенностью как самого заболевания среди населения, так и его последствий - переломов костей конечностей и позвоночника.

ОП не имеет патогномоничных симптомов, клинические проявления его невыразительны, отсюда и характеристика заболевания как «безмолвной эпидемии». Однако последствия этой «молчаливой болезни» поистине трудно переоценить. ОП и связанные с ним переломы тел позвонков и трубчатых костей приводят к временной и/или полной утрате трудоспособности (инвалидности), ограничению функциональной активности пациента, нередко к потере возможности самообслуживания и в целом к заметному снижению качества жизни, особенно у лиц пожилого возраста [1, 4, 5, 7 и др.].

Эпидемиологические исследования показали, что нет ни одной расы, ни одной национальности и страны, свободной от остеопороза [8, 10]. По последним данным, ОП выявлен у 75 млн человек в США, странах Европы и Японии, это каждая третья женщина в постменопаузальном периоде и более половины всех мужчин и женщин в возрасте 75-80 лет [3].

В России лишь единичные работы посвящены изучению распространенности ОП и остеопенического синдрома. Исследования, проведенные в отдельных регионах нашей страны, показали, что распространенность ОП среди населения старше 50 лет составляет от 23 (у мужчин) до 33% (у женщин), при этом с возрастом увеличивается не только частота ОП, но и количество его осложнений - нетравматических переломов [7]. Кроме того, практически у половины обследованных лиц выявляется остеопения - снижение минеральной плотности костной ткани (МПКТ). Таким образом, только у одного из четырех человек старше 50 лет МПКТ остается в пределах нормы [5].

Цель исследования: с помощью рентгеновской абсорбциометрии оценить минеральную плотность костной ткани в периферических отделах скелета (кости предплечья) и изучить распространенность ОП и остеопенического синдрома среди взрослого населения некоторых городов Волго-Вятского района Приволжского федерального округа.

Материал и методы. Эпидемиологическое исследование проводилось с июля по октябрь 2008 года в ряде городов Волго-Вятского района Приволжского федерального округа. Группы наблюдения формировались методом случайной выборки - по мере обращения пациентов для проведения остеоденситометрии. Обследовано 3329 человек (из них - 233 мужчин) в возрасте от 18 до 89 лет (средний возраст обследованных составил 55,6±12,2 года (здесь и далее M±δ)), из них 1100 человек (из них 79 мужчин) - жители г. Чебоксары (Чувашская Республика) (группа 1), 845 (из них 57 мужчин) - жители г. Киров (Кировская область) (группа 2), 730 (из них 64 мужчины) - жители г. Дзержинск (Нижегородская область) (группа 3) и 654 человека (из них 33 мужчины) - жители г. Йошкар-Ола (Республика Марий Эл) (группа 4). Сравнительная характеристика 4 групп наблюдения представлена в табл. 1.

Таблица 1

Сравнительная характеристика групп наблюдения

Показатель Группа 1 Группа 2 Группа 3 Группа 4
Возраст, лет 52,5±10,4 60,0±12,2 55,2±13,3 52,1±14,1

Соотношение женщин и

мужчин

13 : 1 14 : 1 10 : 1 19 : 1

Количество пациентов

в возрасте старше 50 лет (чел),

700 (63,6%) 694 (82,1%) 495 (67,8%) 367 (56,1%)
из них женщин 654 (93,4%) 649 (93,5%) 457 (92,3%) 347 (94,6%)
Индекс массы тела (ИМТ), кг/м2 26,4±4,9 28,0±5,4 28,1±5,4 27,8±5,7
Количество женщин в менопаузе, чел (% от общего числа обследованных женщин) 657 (64,3%) 643 (81,6%) 451 (67,7%) 419 (67,5%)
Возраст наступления менопаузы, лет 48,6±4,4 48,6±4,9 48,5±5,0 48,7±5,3
Длительность постменопаузы, лет 9,0±7,2 14,6±9,9 13,6±8,9 13,8±10,1
МПКТ лучевой кости Т-критерий -0,648±1,332 -0,910±1,620 -0,713±1,519 -0,956±1,643
Z-критерий 0,178±1,238 0,490±1,366 0,356±1,273 0,475±1,396

Двойная рентгеновская абсорбциометрия дистальных отделов костей предплечья осуществлялась на денситометре DTX-200 («Osteometer», Дания-США). Методом рентгеновской денситометрии МПКТ измерялась в трех отделах лучевой кости (недоминирующей руки): в средней трети диафиза кости (где в основном содержится компактная костная ткань), дистальной трети кости (где компактная костная ткань превалирует над трабекулярной) и ультрадистальной части (эпифизы) кости (где больше трабекулярной, чем кортикальной костной ткани).

Костную массу оценивали по содержанию минералов на единицу площади кости (МПКТ, г/см2), а также в процентном отношении к нормативным показателям соответствующего пола и возраста и к пиковой костной массе соответствующего пола. Наряду с этим рассчитывали параметр SD (стандартное квадратичное отклонение) от соответствующего норматива: по Z-критерию - относительно возрастной нормы и по Т-кри те рию - относительно пика костной массы, т.е. в 30-35 лет [4, 5].

Для интерпретации результатов при оценке показателей МПКТ у женщин в постменопаузальном периоде и у мужчин в возрасте 50 лет и старше использована денситометрическая классификация по критериям ВОЗ, согласно которой значения МПКТ, отклоняющиеся по Т-критерию менее чем на -1,0 SD, расценивались как норма, значения от -1,0 SD до -2,5 SD - как остеопения («низкая костная масса», или «низкая костная плотность»), и превышающие -2,5 SD - как остеопороз [11].

Для интерпретации результатов при оценке показателей МПКТ у женщин до наступления менопаузы и у мужчин моложе 50 лет, по рекомендациям ISCD (2007), предпочтение отдавалось Z-критерию. При этом значения Z-критерия в пределах -2,0 SD и менее расценивались как «ниже ожидаемых показателей для возраста» (т.е. остеопороз), а выше -2,0 SD - как «в пределах ожидаемых показателей для возраста».

Статистическая обработка данных проводилась с использованием пакета статистических программ «Statistica for Windows 6.0» (StatSoft. Inc., 1995). Применялись методы описательной статистики, методы проверки статистических гипотез: t-тест для независимых выборок, критерий χ2. При описании связи признаков использовался корреляционный анализ по Спирману.

Исследование проводилось при поддержке фармацевтической компании «Никомед» (Норвегия).

Результаты и обсуждение. С внедрением в широкую медицинскую практику дихроматических рентгеновских денситометров определение МПКТ в различных отделах скелета, а соответственно и диагностика ОП стала более точной и надежной [5]. Денситометрию поясничного отдела позвоночника и проксимальной части бедренной кости считают наиболее важным исследованием в клинике ОП, так как именно в этих отделах скелета происходят самые тяжелые по своим последствиям нетравматические переломы. Наряду с этими в работах S. Grampp et al. (1997), E.W. Gregg et al. (1997), A.D. Simmons et al. (1997) была показана статистически значимая высокая корреляция между МПКТ центральных и периферических частей скелета, что позволяет использовать данные измерений МПКТ в дистальных отделах конечностей для суждения о минерализации костной ткани всего скелета. Так как денситометрия периферических костей в сравнении с аналогичным исследованием позвоночника менее трудоемка, существенно дешевле и может проводиться в любых помещениях, она более предпочтительна для массового исследования населения.

За четыре месяца работы было обследовано 3329 человек в возрасте от 18 до 89 лет, среди которых подавляющее большинство женщин (93,0%). Соотношение женщин и мужчин составило более чем 13:1. С одной стороны, это обусловлено тем, что именно для женщин характерно развитие самой распространенной формы ОП - первичного ОП I типа (постменопаузальный), с другой - женская половина населения всегда проявляла бóльший интерес к состоянию своего здоровья. Средний возраст обследованных женщин составил 55,7±12,0 года, при этом 70,7% женщин (средний возраст 61,2±8,6 года) находились в пери- или постменопаузальном периоде со средней длительностью менопаузы 12,6±8,9 года (средний возраст наступления менопаузы 48,6±4,7 года). Средний возраст мужчин составил 54,6±14,6 года, при этом в возрасте старше 50 лет оказалось 63,9% мужчин.

ОП при денситометрии костей предплечья выявлен у 414 женщин (13,4% от общего числа обследованных лиц женского пола) и 45 мужчин (19,3% от общего числа обследованных лиц мужского пола), «низкая костная плотность» (так называемый остеопенический синдром) обнаружена у 810 женщин (26,2%) и 79 мужчин (33,9%).

У 18,5% женщин, находящихся в постменопаузе, и только у 1,4% женщин с сохраненным менструальным циклом при оценке МПКТ был выявлен ОП. Показатели распространенности остеопении у лиц женского пола, согласно критериям ВОЗ, составили 31,2 и 14,3% соответственно.

У мужчин старше 50 лет в 26,2% случаев обнаруживался ОП лучевой кости и в несколько большей степени выявлялся остеопенический синдром (30,9%). У женщин в возрасте старше 50 лет при денситометрии дистальных отделов костей предплечья ОП был выявлен в 18,6%, при этом удельный вес остеопенического синдрома составил 29,3%. Вероятно, большая распространенность ОП среди мужчин (χ2=3,37, р=0,066) обусловлена малочисленностью в популяционной выборке лиц мужского пола.

При корреляционном анализе выявлена высоко достоверная негативная связь между Т-критерием и возрастом (r=-0,411, p<0,0001), а также статистически значимые взаимоотношения между Т-критерием и массой тела (r=0,408, p<0,0001), и ИМТ (r=0,358, p<0,0001). Значения роста не влияли на показатели МПКТ. У пациенток особое внимание привлекали отрицательные корреляционные связи между Т-критерием и возрастом наступления менопаузы (r=-0,218, p<0,0001), и длительностью постменопаузального периода (r=-0,425, p<0,0001).

Сравнительная характеристика МПКТ (по Т- и Z-критериям) в исследуемых группах в зависимости от пола и возраста приведена в табл. 2.

Таблица 2

Сравнительная характеристика МПКТ (по Т- и Z-критериям)

у жителей городов Чебоксары, Киров, Дзержинск и Йошкар-Ола

(стратификация по полу и возрасту)

Пол Возраст, лет Состояние МПКТ

Группа 1

(n=1100)

Группа 2

(n=845)

Группа 3

(n=730)

Группа 4

(n=654)

Женщины До 50 лет Z-критерий -0,093±1,070 0,013±1,140 0,023±1,125 0,015±1,154
Старше 50 Т-критерий -0,913±1,362 -1,067±1,644 -0,992±1,568 -1,269±1,587
Z-критерий 0,348±1,287 0,652±1,357 0,562±1,285 0,322±1,147
Мужчины До 50 Z-критерий 0,008±1,149 -0,422±1,770 0,080±1,404 0,086±1,694
Старше 50 Т-критерий -1,199±1,522 -1,462±1,572 -1,377±1,422 -1,523±1,546
Z-критерий 0,059±1,427 -0,133±1,442 -0,106±1,301 -0,239±1,542

При оценке МПКТ по Т- и Z-критериям в группах наблюдения, стратифицированных по полу и возрасту, наилучшие показатели были отмечены у женщин (р<0,001) и мужчин (р>0,05) в возрастной подгруппе старше 50 лет, проживающих в г. Чебоксары.

Распространенность ОП костей предплечья у женщин и мужчин в возрасте старше 50 лет в группах наблюдения показана на рис. 1.

Рис. 1. Распространенность ОП у женщин и мужчин старше 50 лет в случайных выборках населения городов Чебоксары, Киров, Дзержинск и Йошкар-Ола (по результатам денситометрии дистальных отделов костей предплечья)

Наименьшая распространенность ОП костей предплечья (рис.1) среди лиц женского пола в старшей возрастной подгруппе отмечена у жительниц г. Чебоксары, которая достоверно отличалась от таковой у женщин, проживающих в г. Киров (χ2=8,14, р=0,004) и г. Йошкар-Ола (χ2=14,49, р=0,006). Наибольший удельный вес ОП как среди женщин, так и мужчин в возрасте старше 50 лет выявлен в популяционной выборке жителей г. Йошкар-Ола. Однако, несмотря на высокую распространенность ОП у мужчин г. Йошкар-Ола, не получено статистически значимых различий по частоте ОП у мужчин, проживающих в других городах - Чебоксары (χ2=1,48, р=0,223), Киров (χ2=1,79, р=0,181) и Дзержинск (χ2=1,40, р=0,237).

Распространенность остеопенического синдрома дистальных отделов костей предплечья у женщин и мужчин в возрастной подгруппе старше 50 лет в случайных выборках населения городов Чебоксары, Киров, Дзержинск и Йошкар-Ола отражена на рис. 2.

Рис. 2. Распространенность остеопенического синдрома у женщин и мужчин старше 50 лет в случайных выборках населения городов Чебоксары, Киров, Дзержинск и Йошкар-Ола (по результатам денситометрии дистальных отделов костей предплечья)

Как показали наши исследования, среди женщин старше 50 лет, проживающих в г. Чебоксары, несмотря на наименьшую частоту ОП (13,5%), остеопенический синдром встречался у каждой третьей женщины, прошедшей денситометрию дистальных отделов костей предплечья (33,2%). И, наоборот, у каждой четвертой жительницы г. Йошкар-Ола (25,1%) обнаруживался ОП костей предплечья и только у каждой пятой женщины (21,9%) - остеопенический синдром. Обнаруженное различие носит статистически значимый характер (χ2=7,84, р=0,005).

Аналогичная ситуация сложилась и среди мужчин в возрасте старше 50 лет, включенных в группы наблюдения. Несмотря на меньшую распространенность ОП у мужчин г. Киров (22,2%), частота «низкой костной массы/плотности» (т.е. остеопении) оказалась существенно выше и составила 35,6%. Различия в распространенности остеопенического синдрома у мужчин г. Киров и г. Йошкар-Ола были статистически незначимы (χ2=0,37, р=0,542).

Хорошо известен тот факт, что у женщин после 50 лет (т.е. с наступлением постменопаузы) значительно усиливается потеря минеральной костной массы и несколько замедляется только по достижении 65 лет [5]. Так, 30% женщин после 50 лет имели ОП, по крайней мере, в одной из областей измерения (проксимальный отдел бедренной кости, поясничный отдел позвоночника или дистальный отдел предплечья). В возрастной группе 50-59 лет только у 15 % женщин обнаруживался ОП, но с увеличением возраста его частота резко возрастала, приближаясь к 70% у женщин 80 лет и старше [5, 10]. В связи с чем интересна распространенность ОП и остеопении у женщин после наступления постменопаузы (рис. 3-6).

Рис. 3. Удельный вес ОП и остеопенического синдрома у женщин старших возрастных подгрупп, проживающих

в г. Чебоксары

Рис. 4. Удельный вес ОП и остеопенического синдрома у женщин старших возрастных подгрупп, проживающих

в г. Киров

Рис. 6. Удельный вес ОП и остеопенического синдрома у женщин старших возрастных подгрупп, проживающих

в г. Йошкар-Ола

Рис. 5. Удельный вес ОП и остеопенического синдрома у женщин старших возрастных подгрупп, проживающих

в г. Дзержинск

Данное положение справедливо и для женщин старше 50 лет, проживающих в городах Волго-Вятского района. Так, у женщин в возрастной подгруппе 50-59 лет распространенность ОП в среднем составила 7,8% (от 3,3% у жительниц г. Киров до 16,3% у жительниц г. Йошкар-Ола). С возрастом частота встречаемости ОП увеличилась в 8,5 раза (χ2=88,9, р<0,0001). У женщин в возрастной подгруппе 60-69 лет распространенность ОП составила 21,5% (от 17,7% у жительниц г. Киров до 31,7% у жительниц г. Йошкар-Ола), в возрастной подгруппе 70-79 лет - 41,7 % (от 35,0% у жительниц г. Чебоксары до 53,6 % у жительниц г. Йошкар-Ола) и в возрастной подгруппе 70-79 лет - 65,2 % (от 33,3% у жительниц г. Чебоксары до 70,0% у жительниц г. Киров). Среди мужчин не было значимых различий между возрастными подгруппами.

У 47,9% женщин и 57,0% мужчин в возрасте старше 50 лет, проживающих в Волго-Вятском районе, выявлено снижение МПКТ той или иной степени выраженности. При этом ОП, по результатам проведенной денситометрии дистальных отделов костей предплечья, наблюдался почти у каждой пятой женщины (18,6%) и у каждого четвертого мужчины (26,2%) зрелого возраста, т.е. старше 50 лет. Практически у трети обследованных лиц женского (29,3%) и мужского пола (30,9%) в возрасте 50 лет и старше выявлялся остеопенический синдром.

Следовательно, только у каждой второй женщины и каждого третьего мужчины отмечались нормальные показатели МПКТ в возрасте 50 лет и старше, т.е. в группах повышенного риска по развитию ОП.

Крупномасштабные эпидемиологические исследования распространенности ОП с использованием критериев ВОЗ были проведены в США, которые являются лидером разработки и производства большинства современных остеоденситометров [5, 8]. Частота ОП, оцененная по МПКТ дистального отдела костей предплечья, среди лиц американской выборки в возрасте старше 50 лет составила 50,5% у женщин и 27,0% у мужчин, распространенность остеопении - 34,6 и 31,4% соответственно (Lunde A.V. et al., 1998). Таким образом, нами получены близкие показатели распространенности ОП у мужчин и остеопении у лиц обоих полов, но в то же время у женщин, проживающих на территории Волго-Вятского района, показатели удельного веса ОП существенно отличались от приводимых в литературе. К сожалению, в доступной нам отечественной литературе не найдено сообщений относительно распространенности ОП костей предплечья.

В работах S. Grampp et al. (1997), E.W. Gregg et al. (1997), A.D. Simmons et al. (1997) была показана высокая корреляция между МПКТ центральных и периферических частей скелета, что позволило использовать данные измерений МПКТ в дистальных отделах конечностей для суждения о минерализации костной ткани всего скелета. В связи этим мы сравнили распространенность ОП костей предплечья, выявленную в нашем исследовании, с частотой ОП других локализаций. В Институте ревматологии РАМН в 2003 году было обследовано 238 человек (145 женщин и 93 мужчины) в возрасте 50 лет и старше на наличие ОП. Так, частота ОП и остеопении в поясничном отделе позвоночника и проксимальном отделе бедренной кости у женщин составила

34 и 43% соответственно, у мужчин - 27 и 44% [5]. Полученные нами данные распространенности ОП и остеопении оказались существенно ниже по сравнению с аналогичными показателями у женщин и мужчин той же возрастной группы московской популяционной выборки, за исключением частоты ОП у мужчин. Было показано, что в костях предплечья потеря МПКТ выражена в меньшей степени, чем в поясничном отделе позвоночника и в шейке бедренной кости [5], что, вероятно, может служить объяснением полученных нами различий в частоте ОП и остеопении.

В другом одномоментном сплошном исследовании было обследовано 2155 женщин в возрасте 55 лет и старше (что составило 86,2% от списочного состава данной возрастной категории женщин), наблюдавшихся в поликлинике Центрального округа г. Москвы. Частота ОП составила 29,8% при анализе МПКТ поясничного отдела позвоночника. Имелась четкая тенденция к снижению МПКТ в зависимости от возраста - более 4% между группами 55-59 и 75-79 лет. Частота остеопении составила 43,8% [6]. Сравнение показателей распространенности ОП у женщин, полученных в двух различных выборках, также показало меньшую распространенность ОП и остеопенического синдрома у женщин, проживающих в Волго-Вятском районе.

Таким образом, частота ОП и остеопении у женщин в возрасте старше 50 лет по результатам измерения МПКТ дистальных отделов костей предплечья составила 18,6 и 29,3% соответственно, у мужчин - 26,2 и 30,9%. При анализе распространенности ОП в различных возрастных подгруппах отмечена отчетливая тенденция к ее росту в старших возрастных подгруппах у женщин. Среди мужчин не было получено значимых различий между возрастными подгруппами. При оценке распространенности ОП костей предплечья в популяционной выборке жителей некоторых городов Волго-Вятского района наибольший удельный вес ОП как среди женщин, так и мужчин в возрасте старше 50 лет отмечен в популяционной выборке жителей г. Йошкар-Ола, наименьший - у жительниц г. Чебоксары. Остеопенический синдром по результатам денситометрии чаще обнаруживался у женщин 50 лет и старше, проживающих в г. Чебоксары, и мужчин - жителей г. Киров.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Беневоленская Л.И. Проблема остеопороза в современной медицине // Научно-практическая ревматология. 2005. № 1. С. 4-7.

  2. Беневоленская Л.И. и др. Проблема остеопороза в современном мире // Русский медицинский журнал. 2005. № 24. С. 1582-1586.

  3. Остеопороз. Диагностика, профилактика и лечение: Клинические рекомендации / Под ред. Л.И. Беневоленской, О.М. Лесняк. М.: ГЭОТАР-Медиа, 2005. 171 с.

  4. Родионова С.С. Диагностика и лечение первичных форм остеопороза // Качество жизни. Медицина. 2003. № 3. С. 39-45.

  5. Руководство по остеопорозу / Под ред. Л.И. Беневоленской. М.: БИНОМ. Лаборатория знаний, 2003. 524 с.

  6. Торопцова Н.В. и др. Распространенность остеопении и остеопороза среди населения

    г. Москвы в возрасте 50 лет и старше // Тез. докл. Третьего Российского симпозиума по остеопорозу. СПб., 2000. С.73-76.

  7. Торопцова Н.В., Беневоленская Л.И. Остеопороз: современный взгляд на проблему // Лечащий врач. 2008. № 4. С. 38-40.

  8. Luz Villa M., Nelson L. Race, ethnicity and osteoporosis // Marcus R., Feldman D., Kelsey J., eds. Osteoporosis. San Diego: Academic Press, 1996. Р. 435-448.

  9. Melton L.J. Differing patterns of osteoporosis across the world // Chesnut C.H., eds. New dimensions in osteoporosis in the 1990. Hong Kong: Excerpta Medica Asia, 1991. Р.13-18.

  10. Melton L.J. Perspectives: how many women have osteoporosis now? // J. Bone Miner. Res.-1995. Vol. 10. Р. 175-177.

  11. World Health Organization. Assessment of fracture risk and its application to screening for postmenopausal osteoporosis. WHO technical report series 843. Geneva: WHO, 1994.