ИССЛЕДОВАНИЕ ВЛИЯНИЯ ПРЕПАРАТОВ АНТИОКСИДАНТНОГО ДЕЙСТВИЯ НА ТОКСИЧНОСТЬ ПРОТИВООПУХОЛЕВОЙ ХИМИОТЕРАПИИ

УДК 616.006.04:615.7

© Коллектив авторов, 2008

Поступила 05.06.08 г.

П.И. СКОПИН, А.Г. МЕЛЬЦАЕВА,

О.А. МАСЛОВА, Е.С. МАЛАНЬИНА, Ю.А.СКОПИНА

ИССЛЕДОВАНИЕ ВЛИЯНИЯ ПРЕПАРАТОВ АНТИОКСИДАНТНОГО

ДЕЙСТВИЯ НА ТОКСИЧНОСТЬ ПРОТИВООПУХОЛЕВОЙ ХИМИОТЕРАПИИ

Мордовский государственный университет им. Н.П.Огарёва,

Мордовский республиканский онкологический диспансер, Саранск

Исследована токсичность противоопухолевой химиотерапии у больных раком молочной железы, получающих препараты антиоксидантного действия - мексидол и α-токоферола ацетат. По результатам анкетирования и анализа гематологических показателей выявлено, что применение препарата антиоксидантного действия перед курсом противоопухолевой химиотерапии приводило к улучшению переносимости лечения и снижению выраженности побочных эффектов.

We studied toxicity during chemotherapy treatment at women with a breast cancer. Have been examined patients who received antioxidant drugs - mexidol or tocopherol acetate. In the present research studying results of patients testing and the analysis hematological parameters. It was shown that antioxidant supplementation before chemotherapy treatment for cancer reduce toxicity of treatment by patients and expressiveness of by-effects.

Возникновение и развитие онкологических заболеваний сопровождается активацией свободнорадикальных реакций перекисного окисления липидов [4-6]. Применение препаратов антиоксидантного действия в экспериментах тормозит рост опухоли и значительно снижает интоксикацию, развивающуюся в организме опухоленосителей [2-5]. Практически с каждым онкологическим больным на определенном этапе заболевания обсуждается вопрос о возможности использования противоопухолевой химиотерапии (ПХТ). При химиотерапии в организме больного образуются свободные радикалы, способные инактивировать ферменты, ответственные за антиоксидантную защиту [1]. Поэтому сочетанное применение антиокси­дантов природного или синтетического происхождения с противоопухолевыми цитостати­ками, вероятно, будет способствовать снижению токсических проявлений противоопухолевой химиотерапии у онкологических больных.

Для изучения возможности применения синтетических препаратов антиоксидантного действия на фоне ПХТ исследована 21 больная с морфологически верифицированными первичными и рецидивными злокачественными опухолями молочной железы в возрасте от 30 до 75 лет, получавшая адъювантную или паллиативную полихимиотерапию по схемам CAF или FAC, находившаяся на стационарном лечении в маммологическом отделении ГУЗ «Мордовский республиканский онкологический диспансер». Для оценки токсических проявлений ПХТ больным предлагалось ответить на вопросы анкеты, составленной нами в соответствии с критериями ВОЗ и NCIC. Перед включением в исследование испытуемые получали полное разъяснение цели научной работы, подписывали листок информированного согласия. Испытуемый мог на любом этапе прекратить участие в исследовании, в этом случае его заменяли другим пациентом.

По результатам анкетирования пациентов, изучения гематологических и биохимических показателей оценивалась выраженность токсических проявлений ПХТ и сравнивались данные со степенью токсических проявлений ПХТ у больных, получающих препараты антиоксидантного действия - α-токоферола ацетат или мексидол.

В исследование были включены больные, получающие мексидол по рекомендации терапевта, невролога или психотерапевта в целях коррекции сопутствующей патологии (дисциркуляторная энцефалопатия, атеросклероз сосудов головного мозга, вегетососудистая дистония, тревожно-депрессивные расстройства). С учётом недостаточной изученности влияния препаратов антиоксидантного действия на эффективность ПХТ, отсутствия четких методических рекомендаций по комбинированному применению противоопухолевых препаратов с антиоксидантами α-токоферола ацетат и мексидол больным назначали в перерывах между курсами противоопухолевой полихимиотерапии. Пациенты контрольной группы (n=7) получали ПХТ в стандартном режиме, в исследуемых группах в течение 10 дней перед очередным курсом ПХТ пациенты принимали мексидол («НПК Фармасофт», г. Москва) по 0,125 г (1 таб.) внутрь 3 раза в день (n=7) или α-токоферола ацетат по 0,05 г (1 капс.) внутрь 3 раза в день (n=7).

Среди включенных в исследование преобладали лица в возрасте 50-70 лет, средний возраст составил 58,2±2,4 года. Сельские жители - 13 человек (61,9%), городские - 8 (38,1%). Со II стадией было 7 больных (в том числе со IIa стадией - 5; IIb - 2), с III стадией - 11 (IIIa - 2; IIIb - 7; IIIc - 2). Распределение по гистологической структуре: инвазивная протоковая карцинома диагностирована у 15 больных (71,5%), инвазивная дольковая карцинома - у 2 (9,5%), неуточненный злокачественный процесс у 4 (19%) (лекарственный или постлучевой патоморфоз). На момент включения в исследование у 8 больных (38,1%) отсутствовали признаки метастазования опухоли, у 8 (38,1%) выявлено метастатическое поражение регионарных лимфатических узлов, у 5 (23,8%) обнаружены отдаленные метастазы: у 3 (14,3%) - в печень, у 2 (9,5%) - в легкие. На момент включения в исследование каждая женщина получила в среднем 4,1±0,4 курса ПХТ.

При расчете степени токсических проявлений по результатам анкетирования у пациентов контрольной группы перед проведением очередного курса ПХТ выраженность токсичности составила 0,16±0,03 балла. В период проведения курса ПХТ токсичность у пациентов контрольной группы увеличилась до 0,23±0,03, после окончания курса ПХТ - 0,32±0,03, или в 2 раза (р<0,01). У пациентов, принимавших α-токоферола ацетат перед очередным курсом ПХТ, выраженность токсичности составила 0,17±0,03 балла, в период проведения курса ПХТ - 0,22±0,03, после окончания курса ПХТ - 0,20±0,03. У пациентов группы, принимавшей мексидол, перед курсом ПХТ токсичность составила 0,14±0,02 балла, во время ПХТ - 0,17±0,03, после окончания курса ПХТ - 0,15±0,03.

До лечения у пациентов в контрольной группе содержание лейкоцитов в крови равнялось в среднем 5,8±0,4×109/л, после ПХТ содержание лейкоцитов снизилось на 30,9% (р<0,01) и составило 4,01±0,4. У пациентов, получающих α-токоферола ацетат, наблюдалось снижение лейкоцитов на 11,6% (р>0,05) по сравнению с уровнем до проведения ПХТ. У больных, принимавших мексидол, после курса ПХТ содержание лейкоцитов в крови снизилось лишь на 12,3% (р>0,05) по сравнению с исходным уровнем.

У пациентов контрольной группы до лечения содержание сегментоядерных нейтрофилов в крови достигало в среднем 4,0±0,3×109/л. После проведения ПХТ содержание сегментоядерных нейтрофилов у пациентов этой группы снизилось на 37,5% (р<0,01) и составило 2,5±0,2×109/л. У больных, принимавших α-токоферола ацетат, наблюдалось снижение сегментоядерных нейтрофилов на 17,1% (р>0,05) (2,9±0,4×109/л) по сравнению с уровнем до проведения ПХТ (3,5±0,2). У пациентов после приема мексидола содержание сегментоядерных нейтрофилов после курса ПХТ в крови уменьшилось на 8,1% (р>0,05) (3,4±0,7×109/л) по сравнению с уровнем до ПХТ (3,7±0,6).

После ПХТ у пациентов контрольной группы СОЭ увеличилась на 47% (р<0,01) (с 21,7±5,0 до 31,9±6,8 мм/ч). У пациентов, получающих α-токоферола ацетат, наблюдалось увеличение СОЭ только на 6,6% (р>0,05), а после приема мексидола СОЭ в крови увеличилась на 5,4% (р>0,05) и составила 19,3±3,0 по сравнению с уровнем до ПХТ - 18,3±3,3 мм/ч.

Таким образом, применение препарата антиоксидантного действия, мексидола в большей степени, перед курсом ПХТ приводило к улучшению переносимости лечения пациентами и снижению выраженности побочных эффектов.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Залесский В.Н., Великая Н.В. Механизмы цитотоксических эффектов активных молекул кислорода и развитие апоптоза // Сучасні проблеми токсикології. 2003. №1. С. 12-14.
  2. Фильченков А.А. Апоптомодуляторы // Биомедицинская химия. 2003. Т. 49. С. 333-359.
  3. Bursch W. et al. Autophagic and apoptotic types of programmed cell death exhibit different fates of cytoskeletal filaments // J. Cell Sci. 2000. Vol. 113. P. 1189-1198.
  4. Fulda S. et al. Molecular aspects of apoptosis induced by anticancer drugs in neuroblastoma cells // Cancer Res. 1998. Vol. 58. P. 4453-4460.
  5. Kehrer J.P. Cause-effect of oxidative stress and apoptosis // Teratology. 2000. Vol. 62. P. 235-246.
  6. Vladimirov Yu. A. Free Radicals, Aging and Degenerative Diseases. N.Y.: Alan R. Liss Inc. 1986. P. 141-195.